вернуться в основной раздел: «Ответы на кажущиеся «противоречия» в Библии»

 

МЕТОДИКА РАЗРЕШЕНИЯ «ПРОТИВОРЕЧИЙ» В БИБЛИИ

 

Поскольку основной задачей для нас является поиск ответов на те или иные «противоречия», которые озвучиваются критиками Библии, то необходимо отдельно осветить тему подходов к решению подобного рода вопросов. Поэтому в данной статье мы постараемся разъяснить нашу методику, ее основные принципы и логику действий. Тем самым будет дан ответ на вопрос о способах защиты нашей убежденности в абсолютной авторитетности Священного Писания (см. статью «Богодухновенность, непогрешимость и безошибочность Священного Писания»).

ОСНОВНАЯ СТРАТЕГИЯ ЗАЩИТЫ

Поскольку в нашем диалоге оппонирующая сторона не приемлет каких-либо аргументов, излагаемых с позиции веры, то в рамках данной методики мы сосредоточимся исключительно на рациональных способах доказательств и обоснований собственной позиции. Посему часто используемые в христианской апологетике так называемые «внутренние свидетельства» истинности Библии нами рассматриваться не будут, поскольку они основаны на полном доверии библейскому тексту. Также мы не будем использовать доводы истинности Священного Писания, построенные на свидетельствах о том, как оно изменило тех или иных людей, включая исторические личности, наших современников либо лично знакомых нам людей. Поскольку данный подход также субъективен, будучи основанным на выше оговоренной уже имеющейся уверенности в истинности Священного Писания и вытекающих из нее христианских догматах, все наши подходы будут основываться лишь на логических и научных положениях, то есть иметь сугубо «внешние свидетельства».

В таком случае главные разделы нашей методики будут состоять из двух основных тем, которые, в ходе их изложения, мы уточним дополнительными положениями:

  1. Установление подлинности (аутентичности) ветхозаветных и новозаветных текстов.

В этом разделе рассмотрим основную информацию, благодаря которой мы имеем возможность утверждать подлинность или, другими словами, аутентичность библейских текстов. Под аутентичностью мы подразумеваем точность передачи текста Писания, то есть соответствие его текста тексту первоисточника, полученного автором-пророком непосредственно от Самого Господа через Откровение. Таким образом, нам необходимо будет пояснить, насколько определенно мы можем утверждать подобную точность текста, насколько мы владеем содержанием самого первоисточника, и когда он мог быть написан. Следовательно, этот раздел будет в большей степени основан на научной тематике.

  1. Установление истинности текста Библии.

В этом разделе мы рассмотрим сугубо рациональные доводы в пользу истинности текста Священного Писания. Под истинностью Библии мы подразумеваем логическую обоснованность написанного в ней, когда библейские истины не вынуждают нас принимать их сугубо на веру, а имеют также и объективные основания. Здесь нам придется в большей мере обратить внимание на основные принципы логики, несмотря на то, что само по себе это несколько парадоксально. Ведь в данном случае то, что стереотипно воспринимается исключительно как фидеизм (чистая вера), на самом деле вполне обосновывается рационально.

 

  1. ПОДЛИННОСТЬ (АУТЕНТИЧНОСТЬ) СВЯЩЕННОГО ПИСАНИЯ.

ДОСТОВЕРНОСТЬ СВЯЩЕННОГО ПИСАНИЯ

В первую очередь, рассуждая об аутентичности, нам необходимо описать реальную ситуацию, которая существует в отношении рукописей библейского текста. В этом вопросе мы коснемся некоторых моментов библейской текстологии, которая в свою очередь является разделом науки библеистики. Учитывая, что материала по затронутому нами вопросу существует огромное количество, мы лишь кратко упомянем основную необходимую нам информацию и только в необходимом объеме данной статьи. Те, у кого эта тема вызовет дополнительные вопросы и уточнения, могут обратиться к многочисленным ресурсам по библеистике и по текстологии, в частности.

Посему сразу отметим фактическое количество рукописей Нового Завета, известных на данный момент: 5300 рукописей на древнегреческом-койне, около 10 тыс. латинских рукописей перевода Вульгаты и примерно 9300 рукописей на других языках, среди которых наиболее многочисленными являются эфиопские, армянские, славянские, сирийские и арабские переводы. Подавляющее большинство упомянутых рукописей были созданы в первые века существования христианства.

Чтобы было понятно, зачем мы демонстрируем данные цифры, для сравнения приведем количество рукописей других древних текстов. Например, на сегодня из их числа наиболее хорошо сохранившимся является гомеровская «Илиада», которая дошла до нас лишь в 643 копиях. Посему можно абсолютно точно утверждать, что в этом смысле древних текстов Священного Писания сохранилось на порядки больше, чем какой-либо другой древней литературы.

Другим важным критерием точности текста является временной отрезок между наиболее древней сохранившейся копией и предполагаемым автографом, написанным непосредственно автором. Рассмотрим несколько примеров. Священное писание современного индуизма – Веды – является сопоставимым по времени происхождения с Библией, поскольку его древнейшие тексты датируются примерно XVI в. до Р.Х. Если придерживаться традиционной версии, что наиболее раннюю часть Библии, то есть основной текст Пятикнижия, написал Моисей, его датировка относится к XIII в. до Р.Х. Однако при этом древнейший сохранившийся текст Вед датируется лишь XI веком, тогда как древнейшие тексты Пятикнижия – III в. до Р.Х. То есть в случае Вед временной промежуток составляет 2700 лет, тогда как в случае с Пятикнижием – 1000 лет. Какой текст заслуживает большего доверия в вопросе точности сохранения? Вопрос риторический.

С Новым Заветом ситуация еще интереснее, поскольку древнейший его отрывок, представляющий собой слова из Евангелия от Иоанна, датируется 125 годом, тогда как предполагаемый оригинал был написан Апостолом Иоанном в 90-х годах. То есть между ними – всего лишь около 30-40 лет. Это невероятные показатели для древней литературы. Пожалуй, с Библией в вопросе точности передачи и близости древнейшей копии с автографом может поспорить только Коран. Однако здесь надо принимать во внимание, что Коран на 700 лет младше Нового Завета, не говоря уже о Ветхом.  Таким образом, мы вправе утверждать, что Библия точна настолько, насколько вообще может быть точен текст, веками переписываемый большим количеством людей, делающих все, чтобы сохранить его в максимальном соответствии излагаемой истине. Значит, с научно-текстологической точки зрения, подтверждений аутентичности текста более чем достаточно. Более того, данный вопрос в отношении Писания, как мы уже подчеркивали, уникален по сравнению с любыми другими древними текстами.

ПРИНЦИПЫ ТОЛКОВАНИЯ БИБЛИИ

Если текст Библии вполне точен, то дальнейший вопрос относится к правильному пониманию написанного в ней. Говорить о значении библейского текста в наших рассуждениях о «противоречиях», подразумевая доверие его точности, можно только в том случае, если мы соблюдаем принципы библейской герменевтики. Будучи наукой о толковании, ее сложно выразить кратко. Посему мы, опять же, ограничимся лишь перечнем основополагающих принципов, которые в обязательном порядке необходимо учитывать, рассуждая о текстах Писания вне зависимости от отношения к ним: критического или доверительного.

Одно из «золотых» правил герменевтики – внимательное и скрупулезное изучение отрывка в первую очередь в рамках установления первоначальной картины, характерной для эпохи, культуры и непосредственного момента, описанного в тексте. Как результат, обретается первоначальный смысл написанного, из чего далее выявляется так называемый вневременной принцип.

Другим важным правилом является изучение смысла отрывка (истории) в контексте других подобных повествований в Библии и в первую очередь окружающем контексте. То есть необходимо принять во внимание как тематический контекст Писания в целом, так и непосредственно окружающий: смысловой отрывок, контекст главы, книги, Библии в целом.

Следующий принцип гласит о верной интерпретации всех текстовых и грамматических форм: стилистики, грамматики, идиом, фигур речи, жанров, переносного или буквального смысла, точного значения терминов и пр.

Также важным принципом является изучение библейского текста на оригинальном языке, то есть Ветхого Завета на древнееврейском языке и Нового Завета – на древнегреческом языке-койне. Можно даже сказать, что наиболее правильным будет изучение текста Библии, ее исследование и толкование именно на оригинальных языках. Однако на практике герменевтические принципы чаще всего используются в рамках языка того или иного перевода. Это не столь предпочтительно, но также допустимо, особенно если речь идет о вопросах, не касающихся нюансов языка.

  1. ИСТИННОСТЬ СВЯЩЕННОГО ПИСАНИЯ.

ОСНОВНЫЕ ЗАКОНЫ ЛОГИКИ

Поскольку в вопросах установления аутентичности Священного Писания мы приняли решение опираться на сугубо научно-рациональные принципы, для решения вопросов его истинности нам необходимо вкратце оговорить основные положения логики. Перечислим главные законы оправданных рассуждений.

  1. Закон достаточного основания.

Данный закон является основополагающим как для логики в целом, так и в рамках нашей методики. Он гласит, что любая мысль (тезис) для того, чтобы иметь силу, обязательно должна быть доказана (обоснована) какими-либо аргументами (основаниями), причем эти аргументы должны быть достаточными для доказательства исходной мысли, то есть мысль должна необходимо следовать из данных аргументов. Говоря другими словами, достаточно предложить скептику хотя бы одно объяснение, непротиворечиво согласующее рассматриваемые «противоречивые» тексты, чтобы опровергнуть сам факт противоречия. При этом ответчик не обязан предоставлять некий несомненно единственный вариант ответа, который автоматически убеждает сомневающегося.

  1. Презумпция истинности.

Данный принцип не является собственно законом логики, но он напрямую вытекает из Закона достаточного основания и является важным положением для нашей методики. Он представляет собой один из принципов, сформулированный еще Аристотелем, и гласит, что сомнения в написанном следует истолковывать в пользу автора. Иными словами, пока не доказано заблуждение автора, его утверждения необходимо считать истинными. Фактически, известный принцип презумпции невиновности представляет собой юридическую разновидность нашей Презумпции истинности.

Ее несомненным достоинством является то, что данное положение подвигает на позитивную созидательность знаний, даже если в итоге исследование завершится опровержением первичного тезиса. В то же время презумпция ложности, напротив, вряд ли подвигнет на дальнейшее исследование, по сути, подтолкнув своего сторонника к изначальному принятию на веру негативного отношения к тезису. Хотя, пожалуй, это уже вопрос из области духовности и психологии, нежели логики.

  1. Закон тождества.

Этот логический закон гласит, что любая мысль (любое рассуждение) обязательно должна быть равна (тождественна) самой себе, то есть она должна быть ясной, точной, простой и определенной. Иными словами, данный закон запрещает путать и подменять понятия в рассуждении, употреблять одно и то же слово в разных значениях или вкладывать одно и то же значение в разные слова, тем самым создавая двусмысленности.

При этом заметим, что, если этот закон нарушается произвольно с целью запутать собеседника, доказав ему какую-либо ложную мысль, то вид подобных рассуждений называется софизмом. Вот один из распространенных примеров софизма: «Если Бог всемогущ, то может ли Он создать камень, который не сможет поднять?» Здесь мы видим явное нарушение закона тождества, когда понятию «всемогущество» придаются два противоположных значения, поскольку со стороны софиста оно определенно приобретает противоречивое значение «не всемогущества».

  1. Закон противоречия.

Он гласит, что, если любая мысль (любое рассуждение) что-то утверждает, а другая мысль (рассуждение) то же самое отрицает, при этом установлено, что речь несомненно идет в отношении одного и того же, то данные утверждения не могут быть одновременно истинными. Также важным условием данного закона является невозможность предположения третьего варианта или варианта, совмещающего кажущиеся противоположные утверждения как взаимодополняющие.

Однако необходимо иметь в виду, что суждения бывают мнимо противоречивыми, то есть их противоречие существует только на первый взгляд. Но при установлении дополнительных характеристик может оказаться, что в реальности противоречие не существует. Пример известной чеховской фразы: «В детстве у меня не было детства». Несмотря на использование двух одинаковых слов в одной фразе, они имеют разные значения и посему при их верном установлении, следуя Закону тождества, кажущееся противоречие исчезает. Или – такой библейский пример противоречия: «И потому от одного, и притом омертвелого, родилось так много, как много звезд на небе и как бесчислен песок на берегу морском» (Евреям 11:12), где явно видно логически противоречивое утверждение, что мертвое не является мертвым, потому что имеет функции живого. Однако главная мысль отрывка такова: у живого Бога, источника жизни, все живо. То есть мертвенность – временное, преодолимое для Бога препятствие.

В рамках Закона противоречия было предложено два наиболее распространенных варианта возможного решения мнимых противоречий.

  • Взаимное дополнение равных. Здесь решение достигается синтезом двух противоположностей, когда обе противоположности есть лишь не существующие самостоятельно моменты, выделяемые только разумом и в реальности являющиеся взаимодополнениями друг друга.
  • Одно из положений иерархически подчинено второму и является его частью. То есть решение достигается установлением отношений субординации одной противоположности другой, когда условно меньшая сторона есть составная часть большей стороны. Здесь требуется обнаружить их коррелятивность и взаимопринадлежность.
  1. Закон исключенного третьего.

Данный закон, в отличие от Закона противоречия, предполагает принципиальное отсутствие третьего варианта и рассматривает суждения не как противоречивые, а как противоположные, способные также быть либо одновременно истинными и взаимодополняющими, либо одновременно ложными, тогда как в Законе противоречия ложным в обязательном порядке является только одно из суждений. Наиболее кратко Закон исключенного третьего можно выразить фразой «либо так, либо так, а третьего не дано».

 

ПРИМЕРЫ ПРОТИВОРЕЧИЙ В БИБЛИИ

Приведенными ниже библейскими примерами мы прежде всего проиллюстрируем действие законов логики, описанных выше, а также сделаем акцент на основополагающем правиле логики и нашей методики – Законе достаточного основания.

  1. Учение Христа о разводе и повторном браке.

Учение о разводе и повторном браке описывают три «синоптических» евангелиста: Матфей (5:31-32), Марк (10:11-12) и Лука (16:18), которые единодушно приводят слова Христа о недопустимости повторного брака после развода. Суть данного «противоречия» заключается в том, что Матфей единственный из них не только излагает это учение, но и дополняет его исключением (19:8-9), говоря, что развод все же может считаться позволительным, но только при наличии у виновной стороны греха прелюбодеяния.

Прежде всего обратим внимание, что все три евангелиста излагают основное правило, которое гласит: жениться на другой женщине, разведясь с предыдущей женой, – прелюбодеяние. Но Матфей говорит об этом с точки зрения положения женщины, которую оставляет муж, не имея на то должных оснований. Именно поэтому он и оговаривает момент исключения, согласно которому единственной разрешенной причиной развода является прелюбодеяние одного из супругов. Тем самым он реагирует на одну из культурных сложностей своей эпохи – слабую защищенность женщин в семейных вопросах. В целом, рассуждения евангелистов в полной мере соответствуют положению Закона исключенного третьего, поскольку сформулированное Христом основное правило ясно гласит, что поступить можно либо правильно (не разводиться или, разведясь, оставаться безбрачным), либо неправильно (развестись и жениться/выйти замуж повторно).

При этом Марк в своем отрывке упоминает несколько иной вариант, когда женщина является инициатором развода. Причем вариант Марка заведомо не является противоречием, поскольку никто из евангелистов не уточняет, что инициатором развода может быть только мужчина. То есть данное правило действует одинаково на обе стороны. Таким образом, Матфей и Лука акцентируют внимание на вине мужа, а Марк – на вине жены, если она действует как инициатор. Здесь мы видим работу Закона противоречия, а, точнее, – мнимого противоречия в варианте взимодополнения.

Что же касается исключения Матфея в главе 19, то его наличие не есть противоречие. Ведь многие правила имеют одновременно ряд исключений, и их наличие не делает данное правило несостоятельным. Исключения лишь уточняют правила сообразно сложности и многогранности окружающих реалий. То есть любое исключение есть уточнение для ограниченного ряда случаев, а не противоречие всему правилу в целом. Исключение, озвученное Матфеем, не отменяет оговоренного им же, а также Марком и Лукой, общего правила. Посему большая подробность одного из авторов не опровергает более краткие формулировки других авторов. Таким образом, здесь мы видим действие Закона противоречия в его варианте мнимого противоречия и иерархического подчинения частного целому, поскольку данное исключение является именно частью общего провозглашенного закона о разводе.

  1. Явление ангелов женщинам-мироносицам в утро воскресения Иисуса Христа.

В описаниях данного события все четыре евангелиста дают несколько разную картину. Например, Лука в 24:4 пишет, что пред женщинами предстали «два мужа в одеждах блистающих». Однако Иоанн в 20:12-16 описывает двух ангелов в белых одеяниях. Матфей в 28:2-7 упоминает одного ангела, подобного молнии в белой как снег одежде, а Марк в 16:5 говорит о юноше в белой одежде. Сколько было вестников, два или один? Кто это был, люди или сверхъестественные существа? Какого возраста они были, мужчины или юноши?

Для разрешения данного противоречия прежде всего необходимо иметь в виду особенности наших представлений об ангелах. Например, один из стереотипов их внешнего вида – наличие крыльев как отличительной особенности. Но ведь они – духовные существа, способные принимать различные образы. Посему наличие или отсутствие крыльев для них не является чем-то проблематичным, равно как и принятие в своем образе пола и возраста. То есть принять человекоподобный вид мужского пола и молодого возраста, при этом будучи явно не людьми, для ангелов, как для сверхъестественных существ, не является какой-либо сложностью. Таким образом, для разрешения данного аспекта нашего вопроса необходимо четко следовать Закону тождества. В данном случае в отношении понятия «ангел».

Следующий вопрос – о том, во что же они были одеты в рассматриваемых отрывках: в белое или блестящее? Однако эти характеристики также могут быть одновременными. Чрезвычайно яркая белизна вполне может восприниматься одновременно блестящей. Причем Матфей и Марк как раз дают хороший пример чистого сверкающего снега в ясный безоблачный день. Итак, мы вновь видим мнимое противоречие в рамках Закона противоречия и в варианте взамодополнения.

Теперь перейдем к вопросу количества ангелов. С одной стороны, ответ может быть чрезвычайно простым. Если у гроба находились два ангела, то один там был абсолютно точно. Весь вопрос в том, на чем именно ставят акцент повествователи: на количестве присутствующих ангелов или на количестве ангелов, ведущих диалог с женщинами, а таковым вполне мог быть только один из этой пары. Проблема противоречия в данном тексте была бы только в том случае, если бы евангелистами прямо утверждалось, что у гробницы присутствовал только один ангел, но этого утверждения в тексте нет.

Однако данный вариант обоснования не является окончательным, поскольку евангелисты Лука («мужи… сказали им», 24:5) и Иоанн («они говорят», 20:13) дают описание, из которого следует, что беседу с женщинами ведут оба ангела. При этом у Матфея («ангел… сказал», 28:5) и Марка («он же говорит им», 16:6) говорящий ангел только один. Однако в данной ситуации, как мы уже предположили, может быть именно один говорящий ангел, который высказывает общее мнение обоих присутствующих вестников. Тем более странно было бы предполагать во фразах Луки и Иоанна буквальное значение, то есть ангелов, говорящих с женщинами одновременно, хором. То есть, скорее, один ангел говорит за обоих, выражая общее для них мнение. Данное объяснение соответствует Закону противоречия в варианте мнимого противоречия и иерархического подчинения частного целому, где частное – фрагментарное описание одного говорящего, но от лица обоих.

Таким образом, на данных примерах библейских «противоречий» мы показали не только работу перечисленных законов логики, но и главным образом действие Закона достаточного основания, поскольку затронутые кажущиеся нестыковки могут быть объяснены хотя бы одним логически непротиворечивым вариантом.

ПЕРЕЙТИ К ОБСУЖДЕНИЮ НА ФОРУМЕ

TVSEMINARY

us